На главную
К списку новостей

07 Авг 2018 «В Москве прошел VI финал инженерного чемпионата Case-In»

02 Авг 2018 «Новые чемпионы»

29 Июн 2018 «Представители СУЭНКО вошли в экспертную комиссию школьной лиги «CASE-IN»»

29 Июн 2018 «Идеи тюменских студентов оценили в Москве»

Гости из будущего
02 Авг 2018

 

Международный инженерный чемпионат CASE-IN – уникальный практико-ориентированный турнир для студентов и молодых специалистов. В этом году в программу соревнований впервые включена нефтехимия. Открытие нового для CASE-IN направления состоялось в марте в Томске.

Молодой человек широко разводит руки и несколько раз оборачивается вокруг себя: «Супер! Ухожу надолго!» На нем шлем виртуальной реальности, с помощью которого он путешествует по новому нефтехимическому комплексу. А вокруг кипит бурная жизнь: в Томском политехническом университете начинается региональный этап инженерного чемпионата CASE-IN. Атмосфера как в аэропорту: идет регистрация участников, в зале сдержанный гул голосов. Но сразу обращаешь внимание, что много молодежи собралось в одном месте. Много даже для студенческого Томска.

«Будет тяжело»

CASE-IN – крупнейшее практико-ориентированное соревнование в СНГ, в ходе которого участники пробуют решать реальные инженерные кейсы. Никто не ждет, что ответ будет найден мгновенно, на подготовку отводится 10 дней. Итоговую презентацию оценивает экспертная компания.

До недавнего времени CASE-IN включал пять направлений: геологоразведку, горное дело, металлургию, нефтегазовое дело и электроэнергетику. В этом году соревнования пополнились задачами по нефтехимии. Стратегическим партнером выступил СИБУР.

Кейс по направлению «Нефтехимия» был связан со строительством комплекса «ЗапСибНефтехим» вблизи Тобольска – того самого, по которому можно было совершить виртуальное путешествие. Студентам предстояло определить узкие места в технологических схемах установок газофракционирования, пиролиза, полимерных производств и решить, как обеспечить бесперебойную работу предприятия и оптимизировать затраты.

– Когда скинули задание, мы сказали себе: «Будет тяжело», – говорит Александр Крутей, капитан команды Инженерной школы природных ресурсов Томского политеха. – Да, в вузе есть лаборатории, ставятся проблемные задачи, но все они в той или иной мере носят абстрактный характер. С case study это не сравнится. Бывает, садишься играть в компьютерную игру с ботами и быстренько всех «выносишь». А бывает, попал на сервер с крутыми ребятами и сражаешься серьезно. Так и здесь.

То, что case study – мощный инструмент, отмечают также представители вузов. Работа над кейсом может сравниться со стажировкой в компании: он не хуже VR-шлема переносит человека в заданную реальность, где ему приходится разбираться в существующих процессах, применять на практике теоретические знания, работать в команде, учиться развивать и структурировать свои идеи, правильно продвигать их.

– Но с кейсом можно справиться, только если уже есть хорошая образовательная база, – уверен Сергей Кудряшов, заместитель директора по научной работе Института химии нефти Сибирского отделения РАН, один из членов жюри. – Времени немного, на пустом месте задачу не решить.

Человек-мембрана

Кейс-чемпионат – уникальная площадка, где встречаются два центра решений: вузы и компании. Вуз с позиции будущего специалиста – отправная точка в профессии, компания – вызов.

– В направлении «Неф­техимия» смогли принять участие не только студенты, получающие образование по одноименной специальности, – говорит доцент кафедры высокомолекулярных соединений и нефтехимии Томского государственного университета Елена Березина– Были ребята с кафедр физической химии, органики. Мы постоянно проводим такую мысль, что, окончив химфак, они смогут найти себя в совершенно разных направлениях. Таково уж университетское образование, универсальное. Наши выпускники знают, как добрать знаний.

Соревнования в таком формате – это еще и тренажер для развития soft skills, гибких навыков, которые не зависят от специфики работы, но помогают максимально раскрыть потенциал. Умение действовать в команде и нести ответственность за привнесенные решения – такие качества ценятся работодателями.

– В нашей команде закрепленных ролей не было. Только капитан оставался капитаном. А один из участников – Илья Эфтор – был своеобразной мембраной. Он искал и отсеивал слабые места в обсуждаемых идеях, – рассказывает Дарья Афанасьева, студентка Инженерной школы природных ресурсов Томского политеха. – Идеи предлагали все. Принимались те, где была лучше аргумен­тация.

Инженерный пазл

Не сговариваясь, обе победившие в отборочном этапе команды – как из Томского государственного университета, так и из Томского политехнического университета – предложили ввести дополнительную установку по избавлению входного сырья от серы. Чистить они собрались такой продукт переработки попутного нефтяного газа, как широкая фракция легких углеводородов – ШФЛУ. На газоперерабатывающих заводах ее избавляют от сероводорода и других примесей, но, по мнению будущих инженеров, дополнительное устранение серы непосредственно перед газоразделением позволит сберечь оборудование от коррозии и продлить его межремонтный пробег. Проявив экологическое мышление, одна из команд предложила применять полученную серу и ее композиции в качестве добавок к полимерам.

Выносились на суд экспертов и идеи по внедрению катализаторов с повышенной активностью. Катализа­торы – незаменимые помощники при полимеризации, они ускоряют реакцию. Предложение использовать катализаторы с повышенной активностью, когда на 1 г вещества образуется 200–300 кг полимеров, из уст конкурсантов звучало азартно.

Удачным эксперты признали решение по усовершенствованию ножей в экструдере – устройстве, которое можно сравнить с мясорубкой, когда нужно быстро и наглядно объяснить принцип наработки полимерных гранул. Через множество отверстий выходит расплавленная масса, а ножи формируют из нее гранулят. Будущие инженеры предложили конструкцию ножей, которые будут лучше прижиматься к фильере (высокопрочной форме, через которую продавливают пластические вещества), что позволит формировать более однородные по размеру и форме гранулы.

– Важный навык, кото­рый можно отработать, решая инженерные кейсы, – это способность собирать воедино разрозненные сведения и формировать на их основе инженерное решение. Ребята действительно были очень вовлечены. Звучали хорошие идеи: одни уже применяются в компании, другие обсуждались на техсоветах. Участники не могли об этом знать, не вся информация имеется в открытом доступе, так что они сами смогли прийти к этим решениям, – пояснил главный эксперт направления «Технологическая эффективность» СИБУРа Артур Ковин.

– Все, что предложили команды, было правильно. Ребята напрасно от нас, экспертов, ожидали однозначной оценки. Да, можно скорректировать ход мысли, но у нас не было конверта с верными ответами, – поясняет Наталья Шелехова, замдиректора по производству Томского завода катализаторов. – Это очень хороший опыт. Если бы в мое время был такой кейс-чемпионат, я была бы счастлива.

«Цифровой» завод

Значительная часть предложенных решений касалась цифровизации.

– Предлагалось внедрить APC – систему улучшенного управления технологическим процессом. Такие решения дают экономический эффект, плюс обеспечивается стабильное ведение режима, – говорит Артур Ковин.

Как образно выразились будущие инженеры, APC – это как поставить производственный процесс на автопилот, предварительно выведя его на нужный режим. Далее машина сама управляет процессом, регулирует параметры.

Звучали идеи из сферы продвинутой аналитики применительно к техобслуживанию оборудования, когда работа с big data помогает спрогнозировать точное время выхода агрегата из строя. «В идеале если в компрессоре пойдет вибрация, то, применив модель и обработанные с ее помощью сведения, я смогу сказать, что через 24 часа накроется тот или иной подшипник», – упрощенно описывает суть «цифровой» идеи один из участников.

Еще одно решение, предложенное студентами, – использовать беспилотные аппараты для обследования состояния изоляции на трубопроводах нефтехимического комплекса.

– Меня, как выпускника политеха, помимо таких наглядных цифровых решений, порадовало то, что ребята предложили применить математическую модель для определения узких мест в технологических схемах, – поделилась Наталья Шелехова. – Да, были идеи построить дополнительные установки, заменить какие-то узлы, но поискать резерв уже существующего оборудования с помощью оптимизационной модели догадались не все.

После подведения итогов интересуюсь у команды-победителя, что привлекает в нефтехимии, только прошу не говорить стандартное: «Химия нравилась еще в школе».

– Это вечная отрасль, к тому же гибкая по сырью. Сейчас на первый план в качестве исходного сырья выходит попутный нефтяной газ. Потенциально сырьем могут быть и уголь, и биомасса. Почему нет? А продукция нефтехимии всегда будет пользоваться спросом, – говорит Илья Эфтор– Часто не осознаешь: все, что мы видим вокруг, создано благодаря нефтехимии: одежда, обувь, мебель, электроника, автомобили. Если от всего этого отказаться, то мир как-то серее становится.

Источник